ГДЕ ИСКАТЬ И НА ЧТО ЛОВИТЬ ОКУНЯ конца лета, когда пищи поубавится

Везде и постоянно окунь, подобно щуке, ведет полностью дневной стиль жизни и с сумерек до полного рассвета, т

е. скоро впоследствии заката и незадолго до восхода, стоит бездвижно в собственном убежище в полусонном состоянии и в это время не воспринимает еды.

Исключительно в конце мая и сначала июня он бродит всю ночь, да и то в на много более северных местностях.

В низовьях огромных рек прибыль воды возможно вызвана сильным низовым ветром, но последствия ее схожи: вся молодь рыбы, ютящаяся примерно самых берегов и на маленьких местах, при пришествии "моряны" идет на разлив, а прямо за ней трогаются с места и обмакни. При убыли воды они, прямо за мальками, начинают вкупе с водой скатываться назад в русло реки, почему никогда не обсыхают на мели, как это случается со многими карповыми рыбами.

Главную еду окуня составляет, естественно, маленькая рыба молодь и годовалая бель либо самые маленькие породы; рыба крупнее нескольких вершков достается в добычу лишь только наибольшим окуням и то сравнимо изредка, потому что очень проворна для этих, сравнимо неуклюжих, хищников. Но окунь не дает спуску ничему живому и в неких местностях периодически даже только питается весной червяками, посреди лета — линяющими раками (с какою целью большие обмакни в июне держатся примерно рачьих нор) либо юными рачками, позднею осенью, сначала и конце зимы главную еду окуней в почти всех озерах Северной, частию Средней Рф и Сибири составляют маленькие породы рачков, бокоплавы либо мормыши.

Вообщем можно сказать, что чем выше подымаются стайки рыбешки, тем мельче прогуливаются окуневые стайки. Этим разъясняется, почему обмакни, невзирая на то, что не обожают теплой воды, примерно пополудни придерживаются верхних слоев. Вобщем, посреди лета, в самые сильные жары, в непроточных прудах и озерах обмакни подвигаются и ключам либо на глубину, прячутся под наплавы, в проточных выходят в русло на течение и время от времени поднимаются ввысь по реке, доходя до последующей плотины. По-видимому, к этому передвижению побуждают их, не считая теплоты воды, и очень беспокоящие их паразиты.

Что все-таки прикасается чисто речного окуня, то летние перекочевки его зависят приемущественно от недочета еды на прежних местах и большею частью бывают временные, как и результат этого недостатка- большая прибыль воды. При каждом паводке образующаяся муть и сильное течение гонят мелочь в затоны, заливы либо же в устья маленьких притоков, где, понятное дело, вода резвее очищается и (потому что подпружена) имеет на много более слабенькое течение. Прямо за маленькой рыбой идет и окунь и совместно с нею же скатывается назад в реку, занимая прежние места.

Обмакни выходят на добычу ранешным с утра, при этом, увлекаемые преследованием рыбешки, нередко разбредаются в различные стороны и достаточно далековато от становища. В горячий солнечный весь день они опять собираются и стоят в тенистых местах, в густой травке, под лопухами, нависшими деревьями либо под самым берегом, если он достаточно обрывист, до того времени, пока не спадет жара, и уже не охотятся, а лишь только подстерегают добычу из собственных засад. Плавает и стоит окунь большею частью близко от дна, хотя и не на самом деньке, как, напр., ерш, налим, голец, — конкретно на расстоянии — 1- 4 вершков, но по временам он поднимается выше – в полводы и даже к самой поверхности.

Фактически, насекомых эта рыба ест лишь только при недочете другой еды. Из маленьких рыб окунь постоянно преследует более всераспространенную и целого легче достающуюся ему породу. Те рыбы, которые повсевременно живут в почаще водорослей, где преследование их практически нереально, делаются его добычей исключительно в самом молодом возрасте, и окунь предпочитает охотиться на мелочь тех пород, которые обожают держаться на на много более незапятнанных местах, но вблизи от зарослей водяных натуральных растений, служащих ему засадой.

Вообщем по собственной прожорливости и вреду, приносимому им другим рыбам, окунь превосходит щуку, тем паче что всюду несоизмеримо многочисленнее последней. Окунь при обилии маленькой рыбешки нередко наедается до того, что не помещающиеся в желудке мальки торчат у него изо рта; время от времени, не успев проглотить одной рыбки, он хватает другую. В маленьком, 3-вершковом, окуне часто возможно найти 6 и поболее больших верховок. Большая часть охотников-рыболовов, основываясь на этой прожорливости, считают, что окунь, подобно другим рыбам, ест временами, но периодичность жора навряд ли даже есть в реальности. Всякая рыба обязательно целого жаднее перед нерестом, впоследствии длительного зимнего поста, потом скоро впоследствии него, когда она торопится нагнать потерянные силы, и потом с конца лета, когда еды поубавится либо же будет доставаться с огромным трудом — прямо до пришествия зимней спячки, не бывающей, кажется, лишь только у налима. Потом, в остальное время рыбы без охоты принимают еду, лишь только когда они, так сказать, находятся в болезненном состоянии и во время нереста (но не все), день-два впоследствии его окончания, при сильном падении барометра и сильной перемене погоды к худшему, в конце концов, во время сильных жаров, когда она, кажется, линяет и целого на много более мучается от паразитов. За этими исключениями все едят раз в день и если не достаются неиндивидуальному удильщику, то лишь только так как сытая, заевшаяся, а поэтому и ленивая рыба постоянно осторожнее, осмотрительнее и прихотливее голодной и не кидается как обезумевшая на предлагаемую ей насадку, может быть уже приевшуюся. Окунь же так. скупен и относительно глуповат и неосторожен, так не много опасается шума, кроме больших особей, что его можно ловить, по последней мере в течение 10 месяцев в году, практически без перерывов. Отличие будет исключительно в количестве пойманных.

Молодь окуня вылупляется из яиц заурядно через две недели либо на много более, глядя по погоде, и 1-ое время укрывается на деньке меж густыми зарослями подводных натуральных растений, питаясь разными, практически микроскопичными, животными организмами, в большей степени маленькими ракообразными — циклопами, дафниями и т. п., а позже, с середины лета, маленькими личинками насекомых. Замечательно, что окунишки-селетки летом очень отлично идут в саки, на хлеб и нередко попадаются при ловле верховок. Исключительно в конце лета, не ранее последних чисел июля, когда в этой еде начнется чувствоваться недочет, юные окуньки, достигшие уже величины половины либо 3-х четвертей вершка, глядя по кормности вод, выходят на на много более чистые места, в большей степени на песочные мели, и начинают ловить тут молодь маленьких пород рыб — снетков, верховок, уклеек, в свою очередь преследуемые иными плотоядными рыбами и чайками. Осенью, в сентябре, окунишки (окунчики, остряченки) могут совладать, хотя и не в одиночку, с мальками плотвы практически схожего с ними роста.

Практически сразу с выходом окуневых мальков из травок стайки взрослых окуней, в свою очередь, покидают свои летние стоянки и выходят в на много более чистые и заурядно в на много более глубочайшие места реки, пруда либо озера. Стайки эти собираются по возрастам в стада, которые продолжают возрастать в продолжение всей озари, практически до замерзания вод. Эти конфигурации стиля жизни окуня обусловливаются соответствующыми переменами стиля жизни мальков карповых рыб, служащих ему практически исключительной осенней едой. С конца августа обмакни неотступно следуют за мелочью, собравшейся тучами, подбирают отсталых и отбившихся рыбок и, врываясь по временам в стаю, создают в ней жуткие опустошения. Они охотятся уже не из засады, как летом, а нападают открыто, еды им вволю, и она достается им даже легче, чем летом.

А потому что местонахождение малька осенью еще больше находится в зависимости от уровня воды и направления ветра (в озерах в особенности), то это событие нужно постоянно подразумевать при разыскивании окуня. В паводки, как сказано выше, малявка жмется к берегам либо заходит в притоки; в сильный ветер она уходит заурядно либо в подветренную сторону, либо вглубь. Ещё, огромную частичка озари неплохими указателями местонахождения малька и, как следует, окуня служат чайки и гагары, которые, в свою очередь, преследуют маленькую рыбу, время от времени наслаждаясь мальками, замятыми окунями либо вырыгнутыми ими. За редчайшими исключениями, окунь осенью держится близко от дна, поднимаясь вполводы исключительно в очень теплую и ясную погоду. Впоследствии первых сильных утренников он уже перестает выбрасываться из воды, естественно, так как вся рыба, тем паче мальки, с сих пор держится в нижних, на много более теплых слоях.

Энциклопедия рыбалки:

Comments are closed.