Мне в десять лет отец ружьё доверил, первого - ты заменить мне смог

Произнес: — Я инвалид, сынок!

Хоть ты седьмой, но я в тебя поверил,

Донашивал обноски впоследствии всех, Из семерых постоянно был самый бедный, Всё на посылках, плачешь — общий хохот

И первого — ты поменять мне сумел!

У нас семья большая, я последний,

Но страсть охотничью, бедовую, шальную,

Один только я у папы перенял,

И по охоте с детских лет тоскую,

И делал всё, едва б кто-то взял

Меня с собой, на топкое болото,

Где ноги вязнут, тяжело идти,

Рубаха влажная, но кое-где, кто-то

Уже стрелял, и если вдруг — свистит!

Мне в десять лет отец ружьё доверил, звуки смолкли - Звенящая свалилась

<Фью-фью, фью-фью> — утиных крыльев посвист,

И дрожь в руках, и палец на курке —

Прошли лазутчики, штук 5, летели окрест,

И я немею, сжав ружьё в руке.

И вот пошло: летит за стаей свора,

Стреляют все, и я стреляю в цель.

И вижу, как от своры отделяясь,,

Кружится селезень, будто бы лист в метель.

Был выстрел верен старенькой одностволки,

Что не одну весну пережила,

И для меня если вдруг сходу звуки замолкли —

Звенящая упала тишь…

И селезня тепло ещё живое,

А я парень — целого только 10 лет.

И путь домой: с ружьём, с добычей, с боем!

Я — небольшой? Нет — я охотник, нет!

Comments are closed.