Новый способ охоты на уток. опытные чингачгуки

Последний метод охоты на уток.

Очень-очень издавна мы с товарищами отдыхали "на природе". Ничего такого особенного от этой окружающей природы нам необходимо не было. Просто решили выкарабкаться подальше от городка. И фактически — культурно выпить-закусить с ночевкой под звездами. Порыбачить — но без фанатизма. Добрались до места. Маленькая плотина с утками, тихая, незапятнанная, погода как на заказ — волшебство!

Расставились-разложились, организовали нехитрый быт — палаточки-кострище-котелок-донки. Удивительной красоты! Сидим, выпиваем-закусываем, беседуем, ведем себя благопристойно, уток не пугаем. Благодать!

Скоро к месту нашего культурного отдыха вышли два мужичка. Сходу видать — бывалые чингачгуки. Оснащены толково, но просто, идут бодро, шаг верный. Рюкзачки-ружьишки-штормовки. Охотники.

Они — можно, дескать, перекурим здесь немного? Мы — естественно, милости просим, не угодно ли присоединиться? Те переглянулись, согласились на "по 50 — нам еще идти", от предложения оттрапезничать с достоинством отказались. Хорошо. Впоследствии "по 50 — нам еще идти" — встали, отряхнулись и… Нет, -спросили, а вы, мужчины, просто так — отдыхаете — либо как?

— Либо как! — заявляет один из нас, в каком было уже "триста 50", — мы на утку.

Чингачгуки верным глазом осметрели лагерь, в каком полностью ничего не могло даже скользко намекнуть об охоте. И вопросительно уставились на нас.

— На силок что ли? Либо как?

— Либо как! — заявляет тот в каком триста 50.

— ? — спрашивают чингачгуки одними очами и усаживаются назад, являя собой один сплошной энтузиазм.

Ситуация отрисовалась непростая. Морочить голову суровым людям — безобразно. А суровым людям с ружьями к тому же рискованно. Тот В каком Триста 50 замешкался на полсекунды — и пошла импровизация.

— Чайником! Не пробовали?

Новый способ охоты на уток. слову - за все время, что

Видимо он пробовал загнуть линию беседы в сторону шуточки. Чингачгуки не оценили и уставились на него как-то разносторонне. К слову — за всегда, что провели у нас, они никогда не улыбнулись.

Триста 50 начал приходить из замешательства в отчаяние. Когда пришел — выкрикнул:

— Счас! — и удрал в палатку. Возвратился с чайником. Подошел к берегу. В это время мы попробовали сделать чингачгукам еще по 50. Вышло.

Грозные лица смягчились.

Триста 50 подошел к берегу. За такое дело они благорасположенно приняли еще два раза по 50, откланялись и двинули по своим делам. Утка, кстати, впоследствии осмотра (повреждений найдено не было, за что слава Богу) была отпущена с извинениями.Энциклопедия рыбалки:

— заполнился водой и тянул в бездну.

2-ой чингачгук вдополнение станцевал "хуяссе" и хвалебно осмотрел нас.

Триста 50 мигом приподнялся до Пятисот и принялся было развивать фуррор, заявляя, что он крышку на чайник запамятовал в спешке надеть. С крышкой можно было сходу парочку подбить. Его стремительно, на всякий случай доделали до Семисот и он заснул.

В конечном итоге никто из нас не растерял лица, а чингачгуки расширили зания в среде охоты. Помните, я гласил, там утки. Триста 50 примерился, сделал некий умопомрачительный роскошный замах с доворотом и метнул чайник в гущу уточьей компании, благо лететь ему было метров 15. Компания шуганулась и мигом снялась с места. Триста 50 оборотился к нам и уже начал исполнять на лице выражение "не вышло чего-то".

Но один из чингачгуков, пристально наблюдавший за происходящим, исполнил танец "хуяссе!" с соответственной мимикой, откатал свои бродни и попер к плотине. Там пораженная чайником утка боролась за своё будущее и пробовала освободиться от чайника, который:- видимо подбил-таки её летную механизацию;- наделся на нее ручкой;

Comments are closed.