Почему иностранцы боялись русской бани бане было все-таки

Представить Россию без бань тяжело

Даже в наши дни, когда распространилась мода на сауны, практически в каждом деревенском дворе либо дачном участке есть российская баня, где можно поддать крепкого парку и от всего сердца похлестать себя благоуханным веничком.

История российской бани антична, о ней упоминал еще летописец Нестор. Естественно, что с российской баней сталкивались фактически все иноземцы, посещавшие Россию. Обычно, российская баня производила на их неизменное воспоминание, а многих и ужасала. И было чего пугаться – в клубах раскаленного пара раскрасневшиеся мужчины и дамы хлещут себя прутками, а дальше к тому же в снег либо прорубь бросаются. Наверняка, со стороны это смотрелось как утонченное самоистязание.

Интересно почитать отзывы иноземцев о банных пристрастиях российских. «И не включают в себя они купален, но устраивают для себя дом из дерева и законопачивают щели его зеленым мхом. В одном из углов у себя дома устраивают очаг из камешков, а на самом верху, в потолке, открывают окно для выхода дыма. В доме постоянно имеется ёмкость для воды, которой поливают раскалившийся очаг, и подымается тогда жаркий пар. А в руках у каждого связка сухих веток, которой, махая вокруг тела, приводят в движение воздух, притягивая его к для себя… Тогда и поры на их теле открываются и текут с их реки пота, а на их лицах – удовлетворенность и улыбка», – так откликался о российских банях арабский путник Абу-Обейд-Абдаллахала Бекри.

В конце XVII века в свите шведского посла графа Христиана Горна Россию посетил Ганс Айрманн, оставивший записки о и Московии. Вот что его поразило в российском банном мытье: «Они не пользуются, как мы, скребком для чистки нечистоты с тела, а есть у их так именуемый веник, он из прутков березы, которые высушивают. Летом, пока веники еще зелены, их на бессчетных тележках привозят в городка на продажу, каждый владелец закупает их во огромном количестве и развешивает для просушки. Ими московиты дают себя хорошо отхлестать другим. Этот веник за ранее размачивают в теплой воде, которая у авторитетных людей бывает проварена с неплохими травками, а дальше гладят и растирают ими себя по всему телу ввысь и вниз, пока вся пакость не отстанет от кожи. Это они делают столько раз, пока не увидят, что совершенно чисты. При всем этом московиты включают в себя в бане особо здоровое обыкновение обливаться ледяной водой с головы до пят, и вследствии этого они готовы».

Для цивилизованной Европы, предпочитавшей очищать грязюка с себя скребками, запах немытого тела маскировать духами, а для эффективной борьбы с насекомыми навешивать под одежку блохоловки, были изумительны банные процедуры российских. То, что у европейцев с телесной чистотой было плоховато, не преувеличение. «Венецианки прогуливались в дорогих шелках, мехах, щеголяли драгоценностями, но не умывались, а нижняя одежка у их была либо страшенно грязна, либо ее не было вовсе» – это свидетельство путника Марко Поло. А испанская царица Изабелла Кастильская заявляла, что за всю свою жизнь умывалась два раза – при рождении и перед женитьбой.

Иноземцев поражало, что российские и их тянут в баню, считая её чуть не неотклонимым атрибутом общения. Курляндец Яков Рейтенфельс, посетивший Москву фактически сразу с Айрманном, писал, что «русские считают неосуществимым заключить дружбу, не пригласив в баню и не откушав потом за одним столом».

В это время в Москве чешский путник Бернгард Таннер со спутниками отважились по своей инициативе посетить общественную баню. Вышел конфуз. «По принятому у нас обыкновению мы пришли покрытыми, думая, что тут умываются так же как и в наших краях, но с первого же шага увидели разницу; дверь, узрели мы, отворена, окна не заперты, но в бане было все-же очень горячо. Как узрели московитяне нас покрытыми, а они безо всякого стыда были голы совсем – так и разразились смехом. Прислуги здесь нет, банщика и цирюльника тоже, кому нужно воды, тот был должен сам спускаться к реке. Мы побыли там малость и ушли сухими, как пришли, поглядев на их метод умываться; как они, чтобы, чтоб тереться, начинали хлестать себя прутками, кричать, окатываться прохладной водой. Так же умываются, лицезрели мы, и дамы, и тоже нагими бегают взад и вперед не стесняясь».

Кстати, иноземцы дружно отмечали, что в российской бане умываются либо вместе мужчины и дамы, либо же отделения для их разбиты лишь только маленький перегородкой, а погрузиться в снег либо в речку без стеснения выбегают все совместно. В Москве таковой баней-клубом стали именитые Сандуны, где бывал весь цвет русского дворянства и куда с наслаждением стали ходить иноземцы. Любопытно, что иноземцы, длительно жившие в Рф, стали по возвращении на родину строить у себя бани, чем много изумляли сограждан. В особенности стремительно российская баня «завоевала» Германию. «Но мы, немцы, – писал германский доктор Макс Плотен – пользуясь этим лечебным инструментом, никогда даже не упоминаем ее наименования, изредка вспоминаем, что этим шагом вперед в культурном развитии должны нашему Указ стали соблюдать, но исключительно в больших городках.

Много поражало иноземцев и то, что российские замужние обязанности связывают с мытьем в бане. Перед женитьбой жених и жена непременно умывались в бане, что было продолжением типичного «мальчишника» и «девичника», а впоследствии первой супружеской ночи они уже шли в баню вкупе. Этому обычаю длительно следовали и русские монархи. В записках о Рф он тщательно обрисовывает посещение парилки и все банные священнодействия, отмечая, что «по окончании всех этих операций ощущаешь себя вроде бы вновь рожденным». Необходимо отметить, что почти все иноземцы в Рф приживались, становясь по своим привычкам фактически русскими. Естественно, что они привыкали и к российской бане.

К чести иноземцев, почти все понимали, что российские в вопросах гигиены опередили их намного. Испанец Риберо Санчес, прошлый доктором при дворе Елизаветы Петровны, от всей души восторгался: «Всяк ясно лицезреет, сколь бы счастливо было общество, если бы имело нетрудный безобидный и настолько действительный метод, чтобы оным могло не токмо сохранить здоровье, да и лечить либо укрощать заболевания, которые так нередко случаются. Я, с моей стороны, лишь только одну российскую баню, приготовленную соответствующим образом, почитаю способною к принесению человеку настолько величавого блага. Когда помышляю о огромном количестве фармацевтических средств из аптек и из хим лабораторий выходящих, приготовленных столькими иждивениями, и привозимых изо всех государств света, то вожделел я созидать, чтоб половина либо три четверти оных, везде величавыми расходами сооруженных построек, превратилися в бани русские для полезности общества».

Ему вторит камерюнкер Берхольц, познакомившийся с российской баней в Петербурге. На много более того, если в обыденные дни царю «было угодно спать вкупе с царицей», то с утра они оба шли в баню, где умывались совместно либо раздельно со своими приближенными. Интересно, что по этому принципу бояре сразу вычислили, что Лжедмитрий и его жена очевидно «не свои для Руси», в баню-то вкупе не прогуливаются.

К XIX веку в больших городках появились дорогие, богато обставленные бани с неплохой обслугой и красивыми буфетами. Они стремительно перевоплотился в типичные клубы для людей состоявшихся. Для их это было истинной экзотикой. В Рф же исключительно в 1743 году Сенат особым указом воспретил в торговых банях умываться мужикам вместе с дамами.

восточному соседу». Бани стали появляться и в других

странах, а португалец Антонио Саншес даже издал книжку «Уважительные сочинения о российских банях».

В.Тихнов "Российская баня"

В Европе обожают рассуждать о таинственной российской душе и вспоминать величавых писателей, философов, танцоров, поэтов, ученых, которых Наша родина отдала миру. Но время от времени запамятывают, что простому мытью просвещенную Европу тоже учила Наша родина.

Энциклопедия орудия:

Comments are closed.