Пока пацаны собирались, дед шаманил над картами озёр мы не гордые, будем

Перед уходом дед не стал запирать вагончик — только на проволоку дверь привязал, чтоб от ветра не хлопала. На столе рядом с осторожными кипами карт с рыбными могилками была оставлена записка:

Мужчины!

Берите карты (кому какую надоть) и рыбальте с Богом. Дрова под вагончиком. Дед Архип Подбросите нам с пацанвой крупы ли, вермишели либо какой другой твёрдый запас – мы не гордые, будем рады. Разжился бы и табачком. Так ничаво, да мои разбойники покуривать зачали, таскают втихаря «Примы» мои. Не знаю уже куда прятать – Санька всюду найдёт, нюх у мерзавца отцовский. А картошки и лука нам – спасибо – не нужно, сбор в прошедшем годе хороший, грех сетовать. Вернёмся ли сейчас с ребятами, нет ли – не ведаю, маленькие загвоздки. Оставайтесь с ночёвкой, кому приспичит. Жор у рыбёхи сегодня так для себя, аппетита у неё нуль с минусом, берёт она в главном на тесто, испытано. Сетёхами не балуйте, динамитом не промышляйте – грех. Если кто запамятовал соль иль спички – отыскивай в ящике под кроватью.

АЛЕКСЕЙ ЛЕСНЯНСКИЙ, "ОТАРА УХОДИТ НА ВЕТЕР"

Comments are closed.