Владимир Горлевский

У бобра нет определенной закономерности в посещении мест кормежки: он может день-два ходить в одно место, потом некоторое количество дней в другое, позже возвратиться в прежнее место. И делает это по непонятным суждениям. Мне, к примеру, не удалось отыскать никаких закономерностей либо обстоятельств перехода бобра с 1-го места на другое. Потому я предпочитаю засидку в конкретной близости от его нор либо хатки. Ещё, если в определенном месте кормежки как правило бывает одна особь, то примерно «дома» можно узреть нескольких членов семьи. Если при подходе к засидке бобер тебя нашел, ничего ужасного — довольно 15–20 минут полной неподвижности. При всем этом нужно держать в голове, что еще ранее могут показаться другие члены семьи, не знавшие о твоем возникновении.

По каналу в нору либо хатку бобер Постоянно плывет ПОД ВОДОЙ, и чтоб вынудить его подставиться под выстрел, я кладу на дно в более маленькой части канала кочку, толстый топляк, пучок ветвей, втыкаю у дна горизонтальный кол и т.п. Таких «препятствий» лучше делать два: когда не удается рассмотреть плывущего под водой бобра (сумерки, муть, рябь от ветра), заметив перелезающего через первую «кочку» зверька, расслабленно, без спешки, успеваю приготовиться к выстрелу на 2-ой. Ну и посиживать с таковой «подстраховкой» еще комфортнее и в физическом, и в психическом плане. Но остается такое препятствие менее нескольких дней — бобры его убирают.

Применяет бобер и такую хитрость: заподозрив опасность (звук, запах, движение охотника), он, не обнаруживая себя, удаляется под прикрытие тени либо отражения деревьев, кустов, обратного берега. Он выставляет над водой лишь только глаза и нос и следит за подозрительным местом, оставаясь незамеченным и недвижным долго. Убедившись в угрозы, уходит под воду навечно. При этом может «удалиться» тихо, тогда есть возможность дождаться другого члена семьи (если они есть), а может «хлопнуть дверью», т.е. хвостом, тогда и можно тут уже никого не ожидать. Если для тебя никак не удается добыть на засидке матерого зверька, а лишь только «мелочь», то результат возможно конкретно в этом — неаккуратном поведении при ожидании возникновения бобров.

Невзирая на то что бобер — животное с ночным и сумеречным образом жизни, зрение у него такое, что позволит передвигающиеся предметы замечать с достаточно огромного расстояния. Но довольно подождать в неподвижности менее 15–20 минут, как бобр успокаивается. У бобров отменная память: найдя в каком-либо месте реальную опасность, они в особенности аккуратны тут даже много дней спустя. Так они ведут себя, если в их стреляли, тем паче, если обранили. Как и в охоте на других животных, бесценный ассистент охотника — ветер, в особенности продолжающийся некоторое количество дней: и подойти легче — прячет шум шагов, и на засидке маскирует тебя беспорядочным движением травки и ветвей. А вот маскировка аромата не так принципиальна, так как у водоема в сумеречные часы движение воздуха очень изредка бывает с берега на воду.

Отлично определяются интенсивно применяемые вылазы впоследствии первых морозов и до ледостава — заместо льда в их «сало» либо совершенно узкий, повсевременно разбиваемый ледок. Ну и число таких вылазов резко сокращается. Это более удачное время для засидок: активность бобров еще остается высочайшей, место для надежной засидки избрать просто, морозы еще не сильные и дают посиживать довольно длительно (фото 2). Когда водоем уже осознает леденеть, бобры еще долго поддерживают участки открытой воды у собственных кормовых припасов — очень комфортное место для засидки (фото 1). Но нужно учесть, что приплывают сюда бобры под водой, скрытно всплывают посреди ветвей и длительно наблюдают, оставаясь совсем неприметными со стороны. Лишь только позже на поверхности возникает голова и высшая часть «тушки», могут и совершенно вылезать из воды. Длительно с выстрелом тянуть не стоит, они не постоянно грызут на месте, нередко забирают «деревяшку» и уносят к для себя в укрытие. Если водоем зимой промерзает очень, припасы корма делаются на достаточно глубочайших местах, длины забродников может не хватить, ну и пока наденешь, бобр может утопнуть, а посиживать в их при таковой температуре нереально. Потому я прихожу с уже собранной « царапкой» и битого зверя стремительно достаю. Отстреляв 1-го зверя, я ухожу с «территории» этой семьи, так как второго можно будет добыть лишь только случаем — уж очень они становится ясно аккуратны.

За бобром с капканами и ружьем выбрать легко, морозы

На засидку я прихожу еще затемно и сижу тихо, пока не станет видно мушку ружья, — на фоне воды это реализуется минут на 15–20 ранее, чем в других направлениях Но стрелять в это время возможно если только на маленькой воде — при нехороший освещенности бобра просто утратить, в особенности когда есть течение.Впоследствии рассвета еще довольно времени, чтоб застать бобра на кормежке либо на возвращении с нее.

Comments are closed.